Записи с меткой ‘военная история’

Стрела как «оружие массового поражения»

Дабы не вызвать гнев специалистов, я не случайно заключил красивый термин «оружие массового поражения» в кавычки — речь в статье пойдет не о нем, а об «оружии неизбирательного характера», то есть поражающего не конкретный биологический объект, а все биоцели, располагающиеся в зоне действия. И вот о чем о чем, но о стрелах в этом смысле вспоминается в последнюю очередь.

Стрелы Атомного века

Казалось бы, град стрел, подающих на головы неприятеля, ушел в прошлое давным давно. Однако в начале ХХ века (и по сей день) эта картина вновь стала реальной, причем вызвало ее из небытия появление авиации.

Попытки каким-либо образом использовать немногочисленные самолетики, никак не приспособленные к роли настоящих бомбардировщиков, не только в качестве разведчиков и курьеров предпринимались часто. По наземным войскам с них и из револьверов стреляли, и гранаты бросали… Без видимого успеха. Эффект мог бы дать массированный сброс неких поражающих элементов, однако никакая картечь для этого не подходила.

Любой, кому на открытие сезона :)) на голову весело сыпалась с небес даже крупная дробь, легко это подтвердит. Точно так же не стабилизированная вращением пуля при свободном падении практически безопасна, посему спонтанные салюты из всех стволов в честь очередной победы на войне или даже горячей южной свадьбы ни у кого, кроме правоохранителей, не вызывают беспокойства. А вот прилетающая из зенита оперенная стрела развивает огромную скорость и действительно является убойным снарядом.

Итак, флешетты (фото веерху) это изобретенные в годы Первой мировой французами заостренные металлические стержни с подобием оперения. Сбрасываемые с аэропланов целыми ящиками, они были эффективны как против пехоты, так и кавалерии, прошивая всадника вместе с лошадью.

Удивительно, но даже сами пилоты к этому оружию относились неодобрительно — видимо, сказывались еще сохранившиеся остатки «рыцарских» отношений к противнику (хотя бы в офицерской среде). Но массовое применение пулеметов, а там и боевых ОВ, поставило на этих рудиментах древности и средневековья крест. Правда, развитие бомбардировочной и штурмовой авиации похоронило вскоре и сами флешетты.

Но внезапно уже в новейшее время у разработчиков вооружений к подобным «игрушкам» вновь проснулся интерес. Да, боеприпасы с готовыми поражающими элементами (шрапнель или те же МОНки с роликами) штука хорошая, однако они малоэффективны против личного состава в укрытиях и бронетехники, на которую массово пересела Царица полей. А вот старая добрая стрела в который уже раз показала свои возможности.

Стреловидными поражающими элементами снаряжались показанные на нижнем фото американские 105-миллиметровые боеприпасы «Бихайв» (надо полагать, от «beehive» — пчелиный улей). И было их в каждом не то 5, не то 8 тысяч! Сколько таких содержалось в 175-миллиметровых снарядах для САУ М107 — не знаю, но думаю, что вьетконговцы относились к подобной практике крайне неодобрительно.

На вооружение Советской Армии примерно в те же годы пришли выстрелы — 122-миллиметровый ЗШ1 (фото внизу) и ЗШ2 (152 мм) для легендарных Д-30 и Д-20.

Первый вмещал до 7, а второй — до 9 тысяч стреловидных поражающих элементов. Теперь уже стальной ураган хлестал по афганским моджахедам, и спасения от него не существовало.

Насколько известно, боеприпасы с СПЭ как оружие неизбирательного поражения потом попали под запрет. Не стоит путать их с кассетными боеприпасами, относительно которых в 2008 году была принята Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи, — это уже из другой оперы. Кстати, последнюю проигнорировали многие страны, включая США, Россию, Китай и другие.

Да, основные глобальные игроки стараются особо не афишировать наличие «стрелок» в своих арсеналах, однако в локальных конфликтах, в том числе идущих на наших глазах, то и дело всплывают факты их применения, в которых противоборствующие стороны азартно обвиняют друг друга. Так что, как видим, древняя стрела обрела вторую жизнь и не собирается уходить на покой.

Как все начиналось. Немного истории с отступлениями о дополнениями

Лук, как и арбалет, из всего современного стрелкового оружия наиболее правильно ассоциировать именно с винтовками, а хорошего лучника-арбалетчика, не говоря уже о Великих Мастерах, со снайперами. Неслучайно последние издревле работали в основном по представителям командного состава или «расчетам» вундерваффе тех времен — баллист, катапульт и т.п., а не по массам пехоты или конницы.

Слава наиболее выдающихся представителей этой выдающейся когорты пережила века, а кое у кого даже тысячелетия — например, могучий Аменхотеп II (на фото) со своим луком, тетиву которого, кроме самого фараона, никто не мог растянуть (не правда ли, напоминает  хитроумного Улисса-Одиссея?), легендарные японец Насу но Ёити и китаец Люй Бу, а, скажем, монгольский военачальник Джиргоадай куда более известен и нам, и современникам под прозвищем Джэбэ (Стрела).

Возникновение навесной стрельбы по площадям

Наверняка во времена оны любой лучник, не важно — охотник или воин, мог быть только хорошим или не быть лучником вообще. Логика проста: не умеешь из штучного, требующего при изготовлении немалых трудозатрат оружия поразить цель с одного выстрела — иди вон дубиной размахивай.

Но шли века, и там, где на поле брани когда-то сходились пара десятков противников, уже с энтузиазмом резвились сотни, потом пришел черед тысяч бойцов. И роль самого дистанционного из всех дистанционных видов тогдашних вооружений — лука — резко возросла. Причем спецы, как и прежде, отстреливали наиболее опасных противников, включая «коллег» с другой стороны, но на повестке дня уже появилась иная задача — как можно результативнее опустошать ряды наступающего или обороняющегося врага до вступления в рукопашную схватку. И появилась навесная массированная залповая стрельба по площадям.

По фактической результативности она не намного превосходит стрельбу по готовности, однако имеет место быть серьезное психическое воздействие: одно дело, когда бегущие рядом с тобой в атаку товарищи время от времени падают, пронзенные стрелой, другое — когда вдруг ты обнаруживаешь, что остался чуть ли не один из десятка, а то и сотни. Этот фактор воздействовал на военную мысль буквально до наших дней, не исчез даже с появлением рассыпного строя, и окончательно залповая стрельба из винтовок ушла в прошлое с массовым появлением на поле боя пулеметов. Впрочем, у нас ненадолго эта практика возвращалась даже в начале Великой отечественной, когда РККА в связи с нехваткой самозарядного и автоматического стрелкового оружия временно сделала упор на старую добрую «мосинку» как основную винтовку.

Именно навесная залповая стрельба и породила кочующее по преданиям, летописям и прочим хроникам выражение о «тучах стрел, затмевающих солнце». Ну да, можно себе представить гипотетический залп десяти тысяч лонгбоу (английский длинный лук) в битве при Креси 1346 года… Впрочем, изначально подобные действа разворачивались намного южнее и восточнее, в том же Египте, Передней Азии, Китае.

Причины в наличии именно там первых в истории сапиенсов государственных образований, способных создать и содержать профессиональные армии. Но главное — в элементарном многолюдстве всех этих территорий: даже благословенное европейское Средиземноморье могло выставить лишь горстку бойцов в сравнении с полчищами интервентов, как это было, например, при Фермопилах — именно тогда в ответ на страшилку о тучах персидских стрел, способных затмить солнце, спартанец Диенек ответил: «Что ж, придется сражаться в тени!».

Кстати, хотя тогдашние греко-персидские войны представляются как нашествие Азии на Европу, это действительно так, но не совсем. И Дарий, и Ксеркс, как и вся персидская знать, по сути для части греков (ирано-нордического типа — те же спартанцы и их предки дорийцы) были пусть и дальними, но кровными родственниками — потомками когда-то пришедших в те края ариев (нынешнее название Персии — Иран, т.е. «страна Ариев»). Которые в свою очередь были потомками представителей еще более древней культуры, в незапамятные времена несколькими смертоносными потоками вырвавшихся с территории севера Европы и за тысячи лет заполонивших гигантские территории от Атлантики, включая Грецию, до устья Янцзы.

Естественно, со временем сказались процессы ассимиляции с аборигенным населением и природно-климатические условия, как это произошло с такими же индоевропейцами протоармянами или теми же хеттами, еще до ариев проторившими дорожку в Азию, и фенотип тогдашних персов, за исключением властной верхушки, уже до начала новой эры начал претерпевать заметные изменения.

Но вернемся к самым истокам залповой навесной стрельбы. На повестку дня сразу же встал вопрос: а где, собственно, взять столько лучников? Как и любое искусство, высококлассная стрельба дается далеко не каждому, и представить себе целые отряды из сплошных Одиссеев, Аменхотепов и Джэбэ невозможно. Да и изготавливаемые сотнями ремесленников массовые луки, как и стрелы, мягко говоря, не блещут качеством и единообразием, следовательно, даже даже несколько более-менее схожих по уровню физического развития и, например, длине растяжки стрелков не добьются сколь-нибудь внятной кучности. То есть даже при залпе по команде «пли» (или как там еще она звучала тысячи лет назад) стрельба будут вестись по принципу «куда-то в ту сторону», а стрелы ложиться с большим рассеиванием, и о пробитии брешей в рядах противника говорит не приходится.

Выход был найден простой и, как водится, гениальный. Во главе нескольких растянутых по фронту шеренг лучников ставили опытного стрелка, который определял необходимую дистанцию, прикидывал поправки и на собственном примере демонстрировал, каков должен быть эталонный угол возвышения при стрельбе. Его действия чисто механически повторяли остальные десятки, а то и сотни бойцов, к тому же при этом им не приходилось в попытках куда-то там прицелиться подолгу удерживать взведенный лук, что, доложу по собственному опыту, не так уж и просто и из-за накапливаемой усталости не способствует повышению точности. Изменение угла позволяло в считанные секунды переносить массированный огонь в глубину.

Примерно тот же подход практиковался и у арбалетчиков.

Вместо послесловия. А был ли мальчик?

Существуют два если не взаимоисключающих, то хотя бы заметно противоречащих друг другу мнения относительно истории боевого применения метательного оружия:

  • Никакой залповой стрельбы из луков по площадям вообще не было, ибо эффективность ее крайне низка, а лучники были «штучными изделиями».
  • «Самый главный миф о луке и его применении — лучники были единичными мастерами, их выращивание длилось десятилетиями, применение на поле боя — единичное и влияние их на сам бой — ограниченное» (это прямая цитата с одного из интернет-ресурсов). То есть лучники были вполне себе массовым «явлением».

Да, отраженные в дошедших до нас документах свидетельства очевидцев не дают усомниться в том, что по крайней мере в исторический период существовали как «единичные мастера», так и целые подразделения лучников, частенько луком в той или иной степени владели все бойцы отряда или подразделения, однако в реальном бою именно с луками работали лучшие стрелки, аналог нынешних «марксманов», которые за меч или топор брались лишь когда заканчивались стрелы.

Свидетельств немало, и зачастую они противоречат друг другу. А секрет прост: как и всегда, истина лежит посредине, причем главную роль опять-таки играет геолокация тех или иных событий.

Например, если в древнем Китае времен Шихуанди правитель мог поставить «под ружье» сотни тысяч бойцов, а оружие, включая арбалеты, изготавливалось тогдашним ВПК не просто массово, а по единым лекалам (!) (см. «ЧО-КО-НУ — автоматический арбалет, или Картечница Гатлинга по-китайски«), то в соседней по сути Японии толком еще не закончился каменный век (металлические изделия импортировались все из того же Китая), а сходившиеся на смертный бой «армии» насчитывали хорошо если несколько десятков человек. Естественно, и тактика применения метательного оружия, мягко говоря, заметно отличалась в том и другом случае.

Метательное оружие в изобразительном искусстве

Оружие в целом, а метательное в частности нашло свое отражение в изобразительном искусстве намного раньше, нежели в литературных произведениях, просто потому, что первые наскальные рисунки, посвященные охоте и войне, появились за десятки тысяч лет до изобретения письменности. Однако сегодня в статье мы нарушим традиционный хронологический порядок изложения и дадим рассказики о наиболее интересных фактах вразнобой, все же не учебник истории пишем, а стараемся сделать жизнь чуть интереснее.

Исходя из градуса «интересности», причем не только в чисто оружейном плане, и подбирались темы. Итак, начнем.

«Генрих VIII и Анна Болейн на охоте в Виндзорском лесу»: ему охота и ей охота…

Английский художник Уильям Пауэлл Фрайт (1819-1909 гг) специализировался на картинах из жизни общества викторианской эпохи, однако не чурался заглядывать и в глубь столетий. Например в XVI век, когда, собственно, и произошла эта любовная драма, приведшая не только к подлинной личной трагедии, но и радикальной религиозной реформе в Британии.

Если вкратце (кому интересно, без труда найдет массу замечательных статей по данной тематике), то внезапная страсть одного из ярчайших британских монархов Генриха VIII к не менее яркой, отлично образованной Анне Болейн после многолетних ухаживаний и, казалось бы, воссоединения любящих сердец в конечном итоге привела Анну на плаху, а Генриха к разрыву отношений с Римом и созданию англиканской церкви.

Ну да ладно, вернемся к собственно картине, точнее тому, что на ней изображено.

Итак, влюбленные аристократы отправились на охоту. В качестве основного и, похоже, единственного варианта выбора оружия выступили арбалеты. Все верно, тогдашний огнестрел был, мягко говоря, девайсом тяжеленьким, неразворотистым да еще с массой заморочек. Пусть на смену и вовсе геморным фитильным образцам как раз тогда пришли более продвинутые колесцовые (слава часовщикам!), но по удобству и простоте использования для охотничьих целей и задач старый добрый арбалет все равно заметно их превосходил.

Бросается в глаза, что сами арбалеты словно вышли из другой, более ранней эпохи. Они здорово напоминают, скажем, девайсы, которые пользовали в начале своей эпопеи знаменитые «псы войны» генуэзские арбалетчики веке эдак XII-XIII. Их, генуэзцев, закат пришелся как раз на XVI век, и в конце своего славного пути «последние легионеры средневековья» имели на вооружении уже совершенно другие арбалеты — весьма высокотехнологичные машины смерти (фото внизу), здорово отличающиеся от своих достаточно примитивных предшественников (см. «Боевые арбалеты. Часть III, историческая«).

Разгадка проста: в отличие от боевого оружия охотничье всегда было и остается по сей день в роли младшего брата. Ну, собственно, на охоте и требования совершенно иные, посему наиболее востребованными и поныне являются давно уже ушедшие с полей сражений гладкоствольные образцы или «болтовые» карабины (причем для спецопераций, действительно напоминающих некоторые виды охоты, а не «действия батальона в наступлении», и подразумевающих стрельбу навскидку накоротке или, напротив, снайпинг на дальние дистанции, востребованным остаются и те, и другие). С арбалетами, похоже, та же история — для выстрела по оленю не нужны тяжеленные могучие профессиональные арбалеты с вОротами, вполне достаточно куда более примитивных, но эффективных конструкций.

Хотя если брать день сегодняшний, то «эпоха навороченных гаджетов» повлияла и на охотничьи модели. Так, простые, но надежные и эффективные «Эскалибуры» потихоньку превратились в эдакие супермагебластеры из космоопер, а, скажем, Ten Point «Vapor RS470 Xero» и вовсе обзавелся почти армейским «самонаводящимся» комплексом прицельных приспособлений.

Но вернемся к основной теме статьи. Обратите внимание на поведение героев нашего рассказа — оба они на охоте, только несколько разной. Если Анна явно увлечена выслеживанием добычи, да и арбалет держит в готовности, то Генриху все это до лампочки, и предмет его увлечений угадать не трудно :)).

P.S. А завершим этот рассказ на весьма неожиданной ноте. В ходе сбора информация о его персонажах в Яндекс Дзен обнаружилась статья «Что общего у английской песни «Зелёные рукава» и «Мурки»? Для тех, кому лень или некогда знакомиться с первоисточником, приведу основные тезисы оттуда.

В общем, Генрих VIII был не только всемирно известным тираном и реформатором, но и тонким лириком, не лишенным. впрочем, практической жилки.

«Широко известна песня «Зелёные рукава» («Greensleeues»), написанная примерно в 1530 году буквально сходившим с ума от любви королём. Наверняка вы не раз и не два слышали эту простую, но трогательную и глубокую старинную мелодию. Её часто используют в разных исторических фильмах и спектаклях для того, чтобы создать атмосферу позднего средневековья, английского ренессанса».

 

Так вот, легендарная «Мурка» по сути является калькой с «Рукавов». Сравните вот это:

«Увы, любовь моя, ты причинила мне боль, Отвергнув меня бесцеремонно,
Ибо я любил тебя столь долго, Наслаждаясь, когда ты была рядом»…
Всегда готов был услужить, Чтобы исполнить любую твою прихоть.
Я оплатил все твои расходы, и повседневные, и земельные, Чтобы завоевать доброе отношение и любовь…
Купил тебе я головной убор из трёх перьев, С тончайшей и модной вышивкой Я предоставил тебе и жильё, и богатый стол, Что весьма опустошило мой кошелёк».

… и бессмертные:

Мурка, в чём же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Шляпки и жакеты, кольца и браслеты
Разве я тебе не покупал?

К «Мурке» я бы от себя добавил еще и розенбаумановский «Гоп-стоп» — а что, пусть фабула заметно отличается, но тема отвергнутой «любви» и мести все же налицо.

Короче, во всех трех случаях история закончилась трагически. Но если Маруся Климова и безымянная героиня песни Александра Яковлевича удостоились лишь «маслины» да «пера», то аристократка Болейн завершила свой путь на эшафоте под ударом не банального топора, а меча, находившегося в умелых руках специально приглашенного из Франции авторитетного палача. Причем в ночь перед казнью вроде как умудрилась еще и написать поэму «О смерть, дай мне уснуть». Да, были ведь люди…

Царь и фараон — близнецы и братья!

Сюжет написанной в середине XIX века картины Густава Шваба «Избиение женихов» в пояснениях вроде бы не нуждается. Однако напомним, что в его основе лежит один из эпизодов поэмы товарища Гомера «Одиссея», рассказывающий о том, как вернувшийся из насыщенного приключениями десятилетнего странствия хитроумный царь Итаки наказал путем отстрела из лука целую роту :)) «женихов» своей законной супруги Пенелопы.

Для нас здесь важно следующее — лук Одиссея обладал столь чудовищной силой, что не только растянуть его, но и даже просто надеть тетиву было под силу лишь самому владельцу.  На чем «женихи» и погорели:

Но ни один между нас не смог нацепить на могучий
Лук тетиву. Оказались для этого слишком мы слабы.
После, когда этот лук попал в Одиссеевы руки,
Дружно и громко мы все закричали словами, чтоб лука,
Сколько бы он ни просил, ему ни за что не давали.
Только один Телемах его ободрил и позволил.
В руку приняв, Одиссей богоравный, в несчастиях твёрдый,
Лук легко натянул и стрелу прострелил сквозь железо,
После взошёл на порог и высыпал острые стрелы…

Судя по археологическим данным, во времена Троянской войны в ходу были как простые луки-однодревки (вроде куда более позднего английского лонгбоу), так и сложноставные композитные  рекурсивы — дерево, рог, жилы. У Одиссея, скорее всего, имелся именно такой — царь все-таки он или где? И действительно, «машинки» это, мягко говоря, непростые в обращении, да и стрельба из них, по опыту, куда сложнее, нежели из современных тэйк-даунов.

Интересно, что у Улисса (латинское имя Одиссея) был своеобразный прототип, живший и тоже правивший государством намного ранее — примерно в середине XV века до н.э. Звали его Аменхотеп II и работал он седьмым фараоном XVIII-й Династии Древнего Египта.

На барельефе самодержец не случайно изображен с луком в руках. По легенде, «это был царь с такими могучими руками, что никто не мог натянуть его лук – ни из его воинов, ни из вождей чужеземных стран, ни из вождей Речену». Увы, самого первоисточника, на который ссылаются многочисленные авторы исследований и откуда ими взята цитата, я не нашел, как, впрочем, и изображения лука, обнаруженного в его гробнице. Однако, судя по исследовательским данным, как и в случае с Одиссеем, Аменхотеп II вряд ли пользовался весьма распространенным на всем протяжении истории Древнего Египта простонародным луком-однодревкой, а тоже предпочитал сложносоставной. Который получил распространение в стране Кемет после нашествия гиксосов  в XVIII—XVI веках до н.э.

Правда, у фараона с веселыми пострелушками по «женихам» не сложилось, поскольку он в отличие от Одиссея и даже отца Тутмоса III, не вылезавшего из войн и походов (ну, нравилось тому это дело!), выбирался мир посмотреть и себя показать достаточно редко — за десятилетия правления известны буквально три кампании (пусть и с жутковатыми по нынешним временам «акциями устрашения»), возникавшие внешние проблемы он умудрялся успешно разруливать по большей части политическими средствами. Поэтому и жена не успевала соскучиться, и пригляд за ней был организован пожестче.

Кстати, живи Аменхотеп-номер-два малость попозже, он вполне мог бы встретиться в Улиссом по время вторжения в Египет так называемых «народов моря». Среди которых были и известные по «Илиаде» ахейцы со товарищи. Ряд ученых считает, что агрессоры двинулись на юг как раз после окончания Троянской войны, когда и Одиссея нелегкая понесла навстречу подвигам и приключениям.

И вполне возможно, два умных и не шибко задиристых воина смогли бы даже найти общий язык. Ведь Одиссей тоже предпочитал, как сейчас говорят, «мягкую силу» и здорово отличался от персонажей древнегреческой «героической эпохи», со всеми этими бросающимися аки львы на врага Ахиллами да Аяксами и тем паче Тидеем, пожравшим мозг поверженного им противника. Оба были аристократами, успешными правителями-стратегами, пусть и разной весовой категории.

Это сейчас в «элиты» стран могут входить ростовщики, барыги, вороватые  болтуны-депутаты, разного рода скоморохи и прочие «известные телеведущие», а складывавшаяся тогда аристократия была и остается, за редчайшими исключениями вроде Ротшильдов, именно военной. По крайней мере потомственная, личное дворянство вполне можно было получить и за исключительные заслуги перед государством. Причем очень разные, взять к примеру двоих «битлов», нашего Василия Ливанова и Шона Коннери, с одной стороны, и, скажем, Маргарет Тэтчер — с другой.

«Кому-то под руку попался каменюка…»

Нечто перекинутое через плечо статуи Давида гениального Микеланджело и малость напоминающее ружейный погон на самом деле является одним из древнейших видов метательного оружия — пращей.

Не столь древнее как лук или дротик, оно тем не менее активно использовалось уж точно с Бронзового века и до XVII столетия нашей эры, а кое-где используется и поныне. Простое в изготовлении (но не применении) оружие было выбрано присматривающим за стадами библейским Давидом, будущим царем Иудеи и Израиля, не случайно — именно его предпочитали пастухи для защиты своих подопечных.

И в самом деле, достаточно распространенные в давние времена в Палестине волки наверняка метко пущенного и, кстати, очень быстрого камня опасались куда больше, нежели стрелы из достаточно слабого «хозяйственно-бытового» лука, а другие пастушкам вряд ли доводилось видеть. Да и останавливающее действие такой стрелы с кустарным наконечником, а то и вовсе без такового куда более слабое (см. «Что «мощнее» — лук, арбалет или пневматика?«). Опять же «снаряды» буквально валялись под ногами и тренироваться с ними можно было с утра до вечера.

Как бы то ни было, именно праща решила исход единоборства, которое в свою очередь решило исход всего сражения евреев с филистимлянами, а Давида в конечном итоге сделало правителем:

«И опустил Давид руку свою в сумку и взял оттуда камень, и бросил из пращи и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицем на землю.
Тогда Давид подбежал и, наступив на Филистимлянина, взял меч его и вынул его из ножен, ударил его и отсек им голову его; Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали».

Кстати, существует версия, что Голиаф, так поразивший сынов Израилевых своим гигантским ростом (около 2,7 метра), был представителем активно тогда распространяющихся на юг и юго-восток индоевропейцев-северян, которые как раз выделялись массогабаритными характеристиками на фоне не только семитов, но и достаточно хрупких «средиземноморских европеоидов». Однако современные, увы, неполные генетические исследования пока однозначно не подтверждают родства филистимлян с «ариями».

Что же касается собственно пращи, как кожаной, так и веревочной плетеной (на фото), то это действительно было грозное оружие, в умелых, понятно, руках. Многое также зависело от длины ремня, в разумных опять-таки пределах. Например, болеарские пращники носили три пращи различной длины: длинную для метания снарядов на дальние дистанции, короткую — на короткие, и средней длины — для метания на средние дистанции.

А в роли снарядов действительно чаще выступали тщательно отобранные по весу и размерам камни — для единообразия баллистических характеристик и, соответственно, высокой «кучности стрельбы». Стандартизация стала и главным фактором при изготовлении снарядов из глины или металла, чаще свинца. Причем зачастую они отливались в виде не шара, а «яйца», что позволяло надежнее удерживаться в петле при размахе.

Ну и напоследок — крайне полезное как с практической точки зрения. так и для развития критического мышления видео «Праща лучше лука?».

 

 

Продолжение следует…

 

Еще статьи по теме:

Литературные произведения на арбалетно-лучную тему
Фильмы и сериалы на лучно-арбалетную тему
Боевые арбалеты
Боевые арбалеты. Часть III, историческая
ЧО-КО-НУ — «автоматический арбалет», или Картечница Гатлинга по-китайски
Гибрид меча и арбалета
Любимцы и пасынки Страны Ямато
Последний бой «Ледяного лучника» Эци
Древнейшие луки и лучники: интрига остается
Самодельный лук для охоты и путешествий

Облако тэгов
арбалет арбалет для охоты арбалет охота блочный арбалет воздушка воздушка для охоты все о пневматическом оружии выбор арбалета выбор воздушки выбор пневматики выбор пневматической винтовки дешевая воздушка дешевая пневматика история оружия какая пневматика какой арбалет мощная пневматика необычное оружие новинки pcp новинки оружие новинки оружие 2018 новинки пневматики новинки пневматики 2018 обзоры арбалетов обзоры пневматики оружие оружие 2018 охота с арбалетом охота с пневматикой охотничье пневматическое охотничья пневматика пневматика пневматика для охоты пневматика магнум пневматика супермагнум пневматическая винтовка пневматическая винтовка для охоты пневматическое оружие пневматическое ружье сайт пневматики стрельба из арбалета стрельба из пневматики стрельба из пневматической винтовки характеристики арбалетов характеристики пневматики
Теперь мы ВКонтакте
Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031